Иконы

 Реставрация икон.

Мы заходим в православный храм, смотрим на святые лики , которые отражают мерцание свечей. Меня всегда завораживали глаза на ликах святых, сколько поколений всматривались в эти образы, замирая от восхищения? Кажется что святые говорят глазами –«Мы знаем о тебе всё»

Православное христианство выразило себя в иконописи. Одухотворенные лики с тонкими носами и огромными глубокими глазами не могут не затронуть душу. Киево-Печерская Лавра — признанное духовное сердце Украины. Именно сюда стекаются верующие на религиозные праздники, чтобы подпитаться благостью, Старейшие иконы Лавры написаны в XIV-XV веках. Тогда их писали на деревянной основе. Самые известные принадлежат кисти евангелиста Луки, например икона Богородицы. Позже, в XV-XVI веках, начали писать иконы на холстах. У каждого мастера существовала своя техника письма, свои секреты смешивания красок и состава покрытия.

Первоначальный рисунок могут увидеть только современные реставраторы, просвечивая икону рентгеновскими лучами или ультрафиолетом.

Чтобы иконы хранились и реставрировались правильно, существует план. Но это инструкции уже не существующего государства. Реставратор вместе с хранителем обходит иконы и замечает малейшие изменения: треснувшая основа, отколовшийся или вздувшийся грунт… Конечно же, сразу на реставрацию идут аварийные работы, которые сильно пострадали от действия температуры, влажности. В церквах температура примерно одинакова круглый год. Стены толстые, и они хранят прохладу даже летом. А, например, Трапезная церковь отапливается. И пересушенный воздух очень губителен для икон, выполненных на дереве. Люди, свечи, отопительные приборы то включаются, то выключаются — все это создает губительные условия для древних и самых ценных икон.

Реставрация икон — глубокий научно-исследовательский процесс. Чтобы этим заниматься, нужно иметь знания художника, историка, химика, физика, биолога. Взяв в руки экспонат, реставратор должен понять, что на него повлияло, какие процессы происходили, какой микроорганизм поселился… И решить, что делать. А для этого надо знать технологию живописи тех времен.

Реставраторы говорят, что их профессия очень похожа на медиков: чтобы поставить правильный диагноз, например, иконе и назначить верное лечение, нужно взять анализы. После на каждого «пациента» заводится отдельная карточка — паспорт, куда вносят описание объекта, все действия, которые будут предприниматься, и сам ход «лечения». Да и работают реставраторы чисто медицинскими инструментами: скальпель, пинцет, рентген, спирт, который обеззараживает и обладает проникающими свойствами.

Например, с его помощью делают более тонкой лаковую пленку. Ведь раньше икону, чтобы она сохранилась как можно дольше, покрывали олифой. А она через тридцать лет начинает стареть, темнеть… Лет через сто под слоем олифы невозможно рассмотреть живопись. Поэтому многие вещи попросту поновлялись — художник рисовал сверху образ, подражая, но не точно копируя, изначальному. Реставраторам попадались иконы с восьмью слоями живописи. И чем чудотворнее икона, тем она чаще поновлялась. А как же иначе? Икону все почитают, а краски стали неяркими, потускнели. Вот и переписывали.

С XIX века, когда появился научный подход в реставрации, иконы раскрывались из-под наслоений красок и олифы. Вот тут и произошло истинное знакомство с иконописью Средневековья.

Реставратор брал икону в руки, начинал ее расчищать слой за слоем, а там иногда обнаруживалась живопись яркая, красочная, не подверженная изменениям. И выполненная совершенно в иной стилистике, чем был первый слой. «Никогда не знаешь окончательного результата!» — с горящими глазами говорят реставраторы. И с увлечением рассматривают рентгеновские снимки, результаты ультрафиолетовых и инфракрасных исследований. Именно они раскладывают икону на слои, выуживая на свет авторский рисунок и мазок.

Не вечны иконы. И любая реставрация икон имеет свои сроки. Через пятьдесят лет хранения в идеальных условиях икону все равно надо отправлять на оздоровительные процедуры. Старение материалов, как бы ни ценны они были, необратимо.

Практически всегда дерево, на котором написана икона, рассыхается. Временами даже трескается. Его обязательно склеивают. И обязательно обратимым клеем, который можно повторно растворить в воде. Подобные вещества используют в кормах для животных. «Наши ошибки можно поправить», — объясняют реставраторы. А вот новинкам доверяют не особо: «Мы не знаем, как себя поведет этот клей через полвека. Мы же работаем для того, чтобы работы жили и после нас». Реставрация икон -это на века.

На клей накладывается профилактическая наклейка — только папиросная бумага, любая другая не подходит. И прогревается старым тяжелым утюжком, нагретым на водяной бане. Эти старые чугунные утюги, которые нагреваются углями либо на раскаленной плите, реставраторы ищут по всем блошиным рынкам. Держат наклейку не больше месяца, пока бумага не начала вбирать в себя влагу. Дырочки в дереве замазывают воско-скипидарной смесью: воск предотвращает поступление влаги, а скипидар — дезинфицирует.

В места утраты живописи наносится реставрационный грунт. Удаляется пыль, утончается лак прошлой реставрации. Но, даже сняв лак полностью, мы уже никогда не увидим той живописи, которая вышла из-под рук мастера: под действием времени и жизнедеятельности организмов краски изменили свой цвет.

Но все равно мы можем наслаждаться вдохновенной работой старых мастеров. Поражает тонкость мазка, толщиной в волосинку, надписи-паутинки, мелкие четкие детали… Современным художникам непонятно, какие кисти, из чего использовали древние иконописцы, как они могли создавать эти шедевры без ламп и микроскопов… Поистине проявление веры в искусстве.